КГБ против СССР. Книга первая. Братья Швальнеры
Чтение книги онлайн.

Читать онлайн книгу КГБ против СССР. Книга первая - Братья Швальнеры страница

СКАЧАТЬ

      КГБ против СССР

      Книга первая

      Братья Швальнеры

      Светлой памяти жертв КГБ СССР – как известных, так и тайных – посвящаем

      Авторы

      Все имена собственные в книге вымышлены, любое совпадение случайно

      Дизайнер обложки Братья Швальнеры

      © Братья Швальнеры, 2018

      © Братья Швальнеры, дизайн обложки, 2018

      ISBN 978-5-4496-0730-0 (т. 1)

      ISBN 978-5-4496-0731-7

      Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

      Пролог

      20 мая 1976 года, Москва

      Май – обманчивый месяц. Казалось бы, весна уже подходит к концу и стремительно приближается жаркое лето, как вдруг грозы превращают столицу в сплошную плавающую средь каналов Венецию, тучи сгущаются над привычно солнечным московским небом, ветра усиливаются, и вся природа словно бы говорит уставшим от слякоти и зимне-весенних холодов жителям самого прекрасного города Земли: «Не спешите. Лето в этом году отменяется». Ну или: «Переносится на неопределенный срок». Людям с метеорологической зависимостью переносить такие времена бывает тяжело – и особенно тяжело вечерами, когда вынужденное безделье заставляет сосредотачиваться на некстати обостряющихся недугах, а ливни и грозы заряжают свои мощнейшие бомбардировки на целую ночь, заставляя несчастных, измученных хроническими болезнями людей, ворочаться с боку на бок в тщетных попытках уснуть.

      Председатель КГБ СССР Юрий Владимирович Андропов был из их числа – и потому ужасно не любил вечерами возвращаться домой. В такие минуты его охватывала хандра – все говорило о том, что вот-вот придется лечь в постель, а это значит, снова ноющие боли во всех без исключения больных органах его. Болезнь не разбирается в чинах и не знает классовой теории – и потому почки всемогущего главы силового ведомства всю ночь будут ныть, отдаваясь нестерпимой болью в спине; диабет, словно сговорившись с ними, устроит ему всенощную изжогу; а позвоночник и ноги просто будет ломить от ветра и слякоти. Именно поэтому в такие периоды Андропов старался допоздна задерживаться на работе, а, если таковой не было, посвящал свои вечера театру – если представление хорошее, то неприятное ощущение от боли словно бы отступает. Конечно, это самовнушение, но в конце весны заснуть у Юрия Владимирова получалось только с его помощью.

      Сегодня же, в пику обычно приподнятому настроению, сопровождавшему Андропова после свиданий с Мельпоменой, он вышел из здания МХАТа имени Чехова в компании своего заместителя Чебрикова в подавленном состоянии. Вышел – и посмотрел на небо. Средь непроглядной темноты виднелись тучи, которые не обещали ничего хорошего. Видавшему виды, хоть и не коренному, москвичу казалось в такие минуты, что лето и впрямь никогда не наступит. Вдобавок к отвратительной погоде неприятный осадок оставил сам спектакль – давали «Свадьбу Кречинского».

      – Что это за спектакль такой? – пробурчал Андропов. – Кто автор?

      – Сухово-Кобылин, русский драматург начала ХХ века, – ответил Чебриков.

      – А что у него в жизни такого ужасного случилось, что он так ненавидел правоохранительные органы?

      Заместитель улыбнулся- он начал понимать, почему произведение классика русской драматургии привело Андропова в такое негодование.

      – Он несколько лет провел в тюрьме по ложному обвинению в убийстве своей любовницы, французской актрисы…

      – Теперь понятно, – брезгливо отмахнулся Андропов, косо взглянув на своего заместителя. После спектаклей они обычно делились впечатлениями, прогуливаясь вокруг театра или в его окрестностях, не спеша по домам. Чебриков не был метеозависимым – он больше зависел от своего начальника, и потому всегда охотно составлял ему компанию как в прогулках, так и в сомнительно-квалифицированных его критических откликах об увиденном. – Все-таки правильно революция этого дурака Николашку уничтожила. Что значит «по ложному обвинению»?

      – Значит, не доказали.

      – Вот именно, что не доказали. А это никак не означает, что события преступления не было или он был в нем невиновен. Значит, плохо работали. Значит, не место на земле такому государственному строю. Вот у нас, например, какой процент оправдательных приговоров, когда не доказывают?

      – Если по стране, то процентов 18%. Если вы говорите о работе Комитета, то ноль.

      – Вот. Значит работаем сносно.

      – Ну зачем так критично, Юрий Владимирович? Работаем неплохо.

      – До «неплохо» нам еще дожить надо… Нет, ты СКАЧАТЬ